Евгений Минченко: «Самым опасным оппонентом для Путина был бы простодушный»

21.02.2018 в 08:50

Источник: Бизнес Online

Российские политологи о том, как Грудинина превращают из «кибальчиша» в «плохиша», Собчак клеится к США, а Навальный выпал из повестки

Позиционирование Грудинина как сталиниста жестко ограничило возможности его электоральной экспансии в нишу протеста, а Собчак из-за своей проамериканской риторики напоминает кандидата от Демократической партии США, считают ведущие российские политологи и политтехнологи, которые обсудили в неформальной обстановке ход избирательной кампании. О том, какие еще ошибки совершили кандидаты в президенты РФ и почему Путин возвышается как скала над морем, — в материале «БИЗНЕС Online».

«СОВЕРШЕННО НАПРАСНО БЫЛА ВВЕДЕНА ТЕМА СТАЛИНА»

Ведущие российские политологи и политтехнологи собрались в одном из московских пабов и под вино и закуски в течение двух часов обсуждали текущую расстановку сил среди кандидатов в президенты.Таким неформальным образом прошло заседание комитета по политическим технологиям российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО), который возглавляет политолог Евгений Минченко. В пабе он начал серию круглых столов, посвященных ходу избирательной кампании. Больше всего собравшиеся говорили о Павле Грудинине, который совершил ряд серьезных ошибок, хотя подавал большие надежды в контексте антиистеблишной волны, докатывающейся и до России. Это и разочарование в глобализации, и «второе рождение» национализма. Причем в России —сразу в двух форматах (великорусский и малых народов). Есть также рост радикальных настроений на правом и на левом фланге с одновременным размыванием традиционных идеологий и сильным запросом на подлинность политиков.

По словам политолога, существует также риск появления сигнального голосования, который приводит к так называемому брекзит-эффекту. «На фокус-группах мы видим, что мотивация проголосовать за того или иного оппозиционного кандидата в качестве сигнала Путину, что мы не всем довольны, существует», — пояснил Минченко. Хотя  риск совмещения протестных настроений совершенно разных социальных групп (либерально-демократического и левого движения) и риск присвоения протестных настроений одной наиболее радикальной персоной не реализованы. «У нас не произошло склеивания разновекторных протестов. При том что был кандидат, который мог этот синтез осуществить, — это Павел Грудинин», — отметил Минченко. 
Власть же, по его оценкам, в борьбе против оппозиции использует традиционные технологии. Это перехват риторики оппозиционных кандидатов (в частности, борьба с коррупцией), размывание оппозиционного лагеря (разнородные предложения в разных электоральных сегментах), поощрение появления новых игроков. В результате у нас не появился свой Эммануэль Макрон, так как Путин сам отчасти стал антиистеблишным кандидатом. Свою избирательную кампанию он строит по модели правителя-мудреца, лидера молодой команды. 

Изначально существовало два предвыборных сценария, считает политолог: референдумный и сценарий тестирования молодых политиков от парламентских и непарламентских партий. В итоге появился гибридный сценарий. Когда есть и старые участники кампании, и происходит тест-драйв таких новых оппозиционных политиков, как Грудинин и Ксения Собчак. 

По мнению Минченко, «самым опасным оппонентом для правителя был бы простодушный, это образ классического западного популиста, который говорит на народном языке о простых материях», уходит от идеологической окраски. Это могли бы сделать и Собчак, и Грудинин, но вместо этого  они свалились в ненужное маркирование себя теми или иными идеологическими темами. «В кампанию совершенно напрасно была введена тема Сталина. Позиционирование Грудинина как сталиниста жестко ограничило возможности его электоральной экспансии в нишу протеста в крупных городах. Это одна из стратегических ошибок, — пояснил Минченко. — А Ксения Анатольевна сейчас позиционирует себя как кандидат от Демократической партии США. Ее внешнеполитическая риторика относительно России  —  это не просто повторение американской риторики, а повторение риторики демократического истеблишмента. Видимо, кто-то в команде Собчак планирует развитие в ее дальнейшей политической карьере отношений с будущим президентом США, который, как эти люди надеются, будет представителем Демократической партии».

Ошибочной, по мнению Минченко, является и разыгрывание темы «национализма малых народов». «Это не принесет большого количества голосов ни Грудинину в Татарстане, ни Собчак на Кавказе», — пояснил эксперт.   

А Путин продолжает сдвигаться в нишу антиистеблишного кандидата за счет таких шагов, которые были предприняты в Красноярске. Там, помимо заявленной повестки дня, президент провел отдельное совещание по экологии, сославшись на то, что этот вопрос волнует людей. И таким образом во время визитов в регионы вытаскиваются темы, которые демонстрируют то, что Путин лучше знает чаяния общества. 

«ЕСЛИ БЫ ГРУДИНИН ПРИШЕЛ К ВЛАСТИ, МЫ БЫ СРАЗУ ПОЛУЧИЛИ ПОЛНУЮ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ КАТАСТРОФУ»

Президент центра политических технологий Игорь Бунин рассказал о фокус-группах, которые были проведены среди тех, кто подумывал голосовать за Грудинина в декабре. На тот момент таковых было около 18%. Грудинин же тогда казался почти тефлоновым кандидатом. Это было связано с тем, что общество испытывало потребность в поиске нового героя. При этом программа кандидата от КПРФ была не совсем коммунистической. «Идея была в том, что нам нужна Швеция, что нам не нужен империалистический замах. Мы можем жить мирно и спокойно. В таком контексте Грудинин сумел синтезировать самые различные настроения. С одной стороны — радикальной либеральной общественности, которая хотела наказать президента и проголосовать за кого угодно, кто может нанести ущерб Путину. С другой — примерно две трети коммунистических избирателей были готовы голосовать за Грудинина. Третья группа — это популисты, самые опасные избиратели: часть — от „Справедливой России, часть — от Жириновского», — пояснил Бунин.

В декабре, по его словам, наблюдался пик настроений за Грудинина. Например, часть либералов, которая подумывали голосовать за этого кандидата, отказались от этих планов из-за темы Иосифа Сталина. Но самое катастрофичное, на взгляд Бунина, — это программа Грудинина. «Экономисты посчитали, что 18 триллионов рублей потребуется из бюджета для реализации „20 шагов“ Грудинина уже в первый год. Это 60 процентов всего консолидированного бюджета. Если бы Грудинин пришел к власти, то мы бы сразу получили полную экономическую катастрофу», — вынес свой вердикт политолог. По его прогнозам, потолок, который может получить на выборах кандидат от КПРФ, — это 18%, хотя его электорат сужается.

В то же время Бунина беспокоит то, что мы переходим в период транзита власти, и то, что в обществе доминируют популистские настроения с желанием национализации, изоляции и мести Западу. «Если человек с харизматическим началом, какое есть у Путина, смог бы эти настроения сбить, то новый человек, который придет к власти, вряд ли сможет это сделать. Популизм, который лезет из всех дырок у Грудинина, все равно выйдет наружу, не важно — с Грудининым или Глазьевым. Самая большая опасность для нашего общества в том, что в будущем появится человек, который будет проповедовать набор популизма и которого может радостно встретить общество», — высказал свои соображения Бунин. 

Политтехнолог Евгений Сучков отметил, что в обществе сегодня есть два взаимоисключающих запроса. С одной стороны, запрос на стабильность (патернализм, сильная власть и т. д.), с другой — запрос на появление новых лиц, который изначально олицетворял Грудинин. Но он не смог стать такой фигурой. «Кампании КПРФ и ее кандидатов отличаются тем, что мы, технологи, называем расфокусировкой. Кампания превращается за все хорошее против всего плохого. До кучи — Сталин, мешанина из обещаний, возврата в прошлое и отсутствие единой несущей темы», — считает Сучков. 

Впрочем, на взгляд политтехнолога, и у Путина, который на фоне всех оппонентов выделяется как скала на просторах моря, есть поводы для беспокойства. «Сейчас власти нужно думать не столько о явке и результате за Путина, сколько о том, как бы не перегнуть палку и не раздать слишком много обещаний, потому что возможностей для реализации многочисленных обещаний не будет много. Эти возможности уменьшатся», — резюмировал Сучков.  

«ПУТИНА СЧИТАЮТ ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДОЙ, И ЛЮДИ НЕ ХОТЯТ ЭТУ НАДЕЖДУ ТЕРЯТЬ»

Политолог Аббас Галлямов согласился с предыдущим выступающим в том, что есть противоречие между запросом на стабильность и запросом на перемены. Общественные мнения к моменту старта избирательной кампании были сотканы из противоречий. В части отношений с окружающим миром сильна напускная самоуверенность, мы готовы противостоять всему миру. А когда речь заходит о внутриполитической ситуации, то от уверенности не остается и следа. «Речь идет о боязни будущего, и динамика ухудшается. Общественное мнение еще не достигло состояния, которое было в 2012 году, но движется в этом направлении. При этом формально рейтинг Путина остается высоким. В фокус-группах никакой критики не звучит. Думаю, это связано с тем, что Путина считают последней надеждой, и люди не хотят эту надежду терять», — поясняет Галлямов. 

Между тем противоречия создали спрос на новую фигуру, и для Грудинина это была уникальная возможность, но кандидат от КПРФ ее не использовал. «Он должен был позиционироваться по отношению к другим фигурам, демонстративно подчеркивая, что он не они. Его ключевая фраза должна быть: „Я не политик, я пошел на выборы вынужденно, потому что устал смотреть на то, как мы, имея колоссальный потенциал, не можем его реализовать и народ у нас нищает. Я решил эти проблемы в своем совхозе и, как это сделать в масштабе всей страны, прекрасно понимаю“», — выдал рецепт для Грудинина Галлямов. 

Политолог также поднял дискуссию о том, должен ли был Грудинин стартовать раньше. Сам он считает, что, если бы Грудинин начал кампанию не в декабре, а раньше, то на новогодние праздники она обязательно бы провисла. «Грудинину нельзя было лезть в политику, зачем ему эти рассуждения о Сталине, о Новороссии? Да, его об этом спрашивают. Но коллеги-профессионалы знают, что вопрос журналиста — это не повод на него отвечать. Для профессионального политика это всего лишь повод повторить собственный месседж. Есть одна шуточная история. Киссенджер подошел как-то к журналистам и сразу же сказал: „У кого из вас есть вопросы для моих ответов?“, — рассказал под смех представителей СМИ политолог и продолжил. — Если бы Грудинин это сделал, никакая критика ни по поводу счетов, ни по поводу чего другого не способствовала бы разрушению его образа». На сегодня же образ Грудинина так и не сформирован. Директор совхоза, который рассуждает о Новороссии, сталинист, критикующий Путина, который у людей тоже ассоциируется с сильной сталинской рукой, превращается в клубок противоречий. В итоге Галлямов считает, что если ситуация пойдет и дальше так, то результат на выборах кандидата КПРФ упадет ниже 15%. 

Минченко поддержал коллегу, приведя пример о том, как он общался с одним из пресс-секретарей Билла Клинтона, который работал с ним в момент кризиса, связанного с Моникой Левински. В тот период в команде американского президента была выбрана стратегия — все время говорить о рабочих местах. «Когда Клинтона спрашивали о Левински, он отвечал, что это важный вопрос и хорошо, что вы его задали. Но сегодня ключевой вопрос, который волнует каждого американца, — это рабочие места. Так вот про рабочие места...» — рассказал интересный сюжет политолог. 

«УДАСТСЯ ЛИ ЯВЛИНСКОМУ ТО, ЧТО ОБЫЧНО УДАЕТСЯ, — ПОЛУЧИТЬ НА ФИНИШЕ РЕЙТИНГ ХУЖЕ, ЧЕМ НА СТАРТЕ?»

Член ЭИСИ Глеб Кузнецов считает, что мы вечно совершаем в одну и ту же ошибку — верим в уникальность русского пути, в то, что мы ни на кого не похожи. Но это не так. По его словам, сегодня во всем мире наблюдается левый тренд, левый поворот. И новые бедные, и старые бедные, и беднеющий средний класс хотят снижения разницы между богатыми и бедными и считают, что это можно сделать только с помощью национализации. Эта идея везде очень популярна, и многие политики на этом играют. Страх перед будущим, как отметил политолог, — главный мировой тренд с 2008 года. И этот страх нас включает в золотой миллиард, а не исключает из него. «А что же делает нас особенными? То, что Россия находится на этапе государства „модерн“. Государство, для политиков которого важна центристская позиция, всеохватывающая позиция, и Путин занимает ее идеально. Эта кампания целиком и полностью ведется из центристкой позиции. Основная задача, которую Путин пытается выполнять и выполняет, — это в определенном смысле психотерапия. Он показывает, что будущее не настолько ужасно и катастрофично. Он говорит, что оно может быть и светлым, и радостным и есть люди, которые помогут построить это замечательное будущее», — пояснил Кузнецов, сославшись на завершившийся недавно конкурс «Лидеры России». 

Говоря про Грудинина, он также отметил просчеты. Например, в отличие от Путина, кандидат КПРФ не оказал поддержку ни одной ярко действующей в стране протестной группе, тем людям, которые уже в оппозиции, например, экологам, наиболее агрессивно критикующим происходящее в стране, являясь наиболее мотивированной, сплоченной и последовательной группой. 

При этом в связи с тем, что Путин занял уверенную прочную всеохватывающую центристскую позицию, его оппоненты вынуждены уходить в крайность. «Вместо того чтобы двигаться в центр за голосами, они, понимая бесперспективность этого пути, уходят кто в Вашингтон, кто к кремлевской стене, могиле Сталина. Каждый пытается найти нишу, с которой начать последующую политическую деятельность», — отметил Кузнецов. В то же время он считает, что, поскольку количество радикальных позиций, представленных на рынке, большое, нас ожидают достаточно интересные события в последующем. На взгляд Кузнецова, каждая из этих позиций вполне заслуживает и имеет перспективу и потенциал для того, чтобы развернуться в какое-то общественное движение или политическую партию с шансами на прохождение в следующий состав Госдумы. 

Политтехнолог Юрий Воротников возразил коллегам, которые используют применительно к этой кампании слово «рынок», так как ее надо воспринимать исключительно как референдум и не надо искать какой-то стратегии у Грудинина, Жириновского или Собчак. 

Минченко также задался вопросом, дает ли что-то в рамках расфокусированной кампании оппозиционных кандидатов первое место в бюллетене и сколько может получить на этом преимуществе Сергей Бабурин. Однако Бунин тут же заметил, что он за это получит свои полпроцента. «Интересная интрига — удастся ли Григорию Алексеевичу Явлинскому то, что обычно ему всегда удается, — получить на финише рейтинг хуже, чем у него был на старте. Обычно он эту задачу решает успешно, — иронично заметил Минченко под дружный хохот собравшихся. — Но у него сейчас такой низкий рейтинг, что непонятно, можно ли еще хуже. Также интересно, сыграет ли в случае Собчак гендерный фактор. Хотя у нас женщины обычно плохо голосуют за женщин».

— А сколько в образе Собчак на самом деле женской энергетики? — уточнил Воротников. 

— Я согласен, — ответил Минченко.

«СОБЧАК УБЕДИЛА БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ ИЗБИРАТЕЛЕЙ, ЧТО ОНА НЕ ПУТИНСКИЙ КАНДИДАТ, НЕ КРЕМЛЕВСКИЙ ПРОЕКТ»

Политтехнолог Владимир Перевозчиков также отметил, что Грудинин оказался полностью неподготовленным (как и КПРФ), и поэтому произошла череда ошибок. «Грудинин из мальчиша-кибальчиша постепенно прекращается в мальчиша-плохиша», — провел аналогию со сказочными героями Аркадия Гайдара политтехнолоог. При этом он добавил, что «Грудинин не может стать Трампом 2.0, который играет в простого парня, когда ему задают провокационные вопросы». Например, про клубничку — не может, не умеет, не получается, не хватает энергии. 

Политтехнолог Герман Москвин считает, что у Грудинина был потенциал воспользоваться стратегией Жириновского. Надо было использовать лексику и риторику лидера ЛДПР, не боясь подражаний. Тогда часть электората Жириновского, который голосует за него по привычке, но которому он уже надоел, перешла бы на сторону кандидата от КПРФ. Ему также нужно было, не боясь, сыграть на сюжете про кооператив «Озеро», который был затронут в интервью Юрию Дудю. 

Подводя итог, участники круглого стола еще раз отметили, что Грудинина можно было «накачать». Но этого не произошло.

В то же время появление и критика этого кандидата полностью убрали из повестки Алексея Навального, в результате чего его призывы к бойкоту выборов не стали существенным фактором. 

А штаб Собчак, несмотря на то, что ее рейтинг практически не растет, решил важную проблему. «Ее не воспринимают как торпеду Путина. Осенью мы считывали на фокус-группах, что это согласованный кандидат, троянский конь, которого заслали. Но своим американским турне, извинениями за то, что Россия якобы вмешивалась в выборы США, позицией по Крыму и Донбассу Собчак убедила большую часть избирателей, что она не путинский кандидат, не кремлевский проект, — считает Минченко. — Если задача — не электоральный выигрыш, а стать значимой фигурой в московском либеральном истеблишменте и стать кем-то узнаваемым для западного общественного мнения, то она ее решила». 

— То есть 3 процента ты ей обещаешь? — спросил Бунин. 

— Может «докачать», — ответил Минченко. 

А вот партия «Гражданская инициатива», которая выдвинула Собчак, таких перспектив не имеет. «Партия без франшизы не работает», — пояснил Минченко, добавив, что невозможно убить то, что и так мертво.

Ольга Вандышева


Мероприятия

20 марта

"Итоги выборов: анализ использованных политических технологий"

Заседание Комитета по политическим технологиям РАСО пройдёт 20 марта в 18:00
 
05 марта

Заседание Комитета на тему "Кампании кандидатов в президенты РФ: общественный запрос и политические технологии. Первые итоги агитационной кампании"

5 марта 2018 года пройдёт заседание Комитета по политическим технологиям Российской Ассоциации по связям с общественностью (РАСО) на тему  "Кампании кандидатов в президенты РФ: общественный запрос и политические технологии. Первые итоги агитационной кампании"